Гильдия мастеров Тулы
0
Корзина
История русского самовара

Самовар в быту царской России

10 samovar.jpg

Богато орнаментиро­ванный самовар при его утилитарном на­значении восприни­мается уже и как вещь художественная, как произведение декора­тивно-прикладного искусства: он включа­ется в сервировку сто­ла, в оформление ин­терьера.

К самовару обяза­тельно прилагался поднос, он предохра­нял стол от нагрева, с ним процесс чаепития из самовара стано­вился более удобным, изящным. Подносы изготовлялись на тех же самоварных фаб­риках, их предлагали покупателям в комп­лект к самоварам, из тех же материалов. что и самовары, то

есть из латуни, меди, латуни никелированной. Формы под­носов были самые разные: круглые, овальные, прямоуголь­ные. Наиболее предпочтительной считалась форма «про­долговатый» или "полукруглый». Поднос был вытянутой прямоугольной формы, но одна из коротких сторон была закруглена. Другим популярным фасоном самоварных под­носов считался «Петербургский», так в некоторых прейску­рантах называли поднос сложной формы, состоящий из двух частей: к неширокому прямоугольнику, к одной из его коротких сторон, был присоединен круг. В прямоугольной части подноса обычно размещался самовар, а в круглой ча­сти - полоскательные чашки и другая чайная посуда. Все старинные подносы были с широкими, отогнутыми наружу бортиками, часто с рельефными орна­ментами, гравиров­ками, центральная часть подноса тоже могла быть украшена гравировкой, обычно растительного ха­рактера. В самовар­ный комплект входи­ли также полоска­тельные чашки или полоскательницы, предметы достаточ­но специфичные. предназначенные именно для самова­ров.

Такая чашка под­ставлялась под само­варный кран, в нее сливали остаток воды из нижней части самоварного кор­пуса, остатки чая из чашек после чаепития. Полоскатель­ницы представляли собой невысокие и широкие сосуды на ножке-подставке с широким плоским основанием. Форма тулова полоскательницы была в виде круглой чаши (фасон «Обыкновенный») или в виде широкого и короткого цилиндра, чуть зауженного кверху, с отогнутым на­ружу верхним краем (фасон «Рафаэль»).

К серебряным и мельхиоровым самоварам изысканных форм полагались металлические сервизы, составлявшие с ними единый ан­самбль. В самоварный сервиз, кроме подноса и полоскательницы, входили еще и заварочный чайник, сливочник или молочник, сахарница, полос­кательная чашка, щипцы и чай­ные ложки. Иногда добавляли чайное ситечко. Поднос в этих случаях был только прямоуголь­ный, специальный «сервизный», то есть достаточно широкий, по чти квадратный, чтобы все пред меты могли разместиться на нём вместе с самоваром. Подобные самоварные сервизы, в частности, были представлены на всемирной выставке в Париже в 1900 году фабриками наследников В. С. Баташева, братьев Шемариных, Алексея и Ивана Баташевых (младшие представи­тели знаменитой фирмы «братья Баташевы»).

В богатых семьях заводили по два са­мовара: один на каж­дый день, другой для праздников и гостей.

Ставили самовар в гостиной, в угол, или у стены на спе­циальный самовар­ный столик или полу-буфет. Бывали дома, где устраивалась спе­циальная чайная комната, в которой, конечно, главенство­вал самовар.

Самовар в высшем свете царской России

Рано утром, когда господа еще по­чивали, слуги уже ставили само­вар в сенях или на кухне. У господ день тоже начинался, как правило, с чая, который предшествовал зав­траку. Для этого стол накрывался тонкой накрахмаленной скатер­тью. Рядом с самоваром ставился чайник с ситечком, сахарница со щипчиками, чайница, ложечка, полоскательная чашка и стаканы с блюдцами либо чашки. Чай зава­ривался прямо за столом. На чай­ный стол ставилась корзина с бу­лочками-бриошами, сухариками, калачами. Обязательно подава­лось несколько сортов варенья и сливки. С наступлением теплого времени года самовар переезжал на дачу, это стало еще одним из об­разов русской жизни: лето, дачная веранда, чаепитие в сумерках...

Обычай разливать чай за от­дельным столом пришел в Россию из Европы в последнюю четверть XVIII века. Чайный стол сервиро­вали заранее, хозяйка наблюдала за сервировкой, следила, чтобы вся необходимая посуда была тщательно вымыта и стояла на своем месте.

В старинной повести А. Завол­жского «Соседи» подробно описан чайный стол: "Перед диваном стоял стол мореного дерева, покрытый чайной пунцовой скатертью ярославского тканья. На столе - чайный прибор, продолговатый, с ручкой наверху, самовар красной меди, большой поднос с низенькими, на китайский манер, чашками, масло в хрустально граненой масленице, сухари и тартинки в корзинках, сливки в кастрюлечках». Стол накрывали парадной скатертью, на сто­ле помещали начищенный самовар с полоскательницей под краном, рядом на подносе стояли чашки и заварочный чайник, в определен­ном порядке расставлялись корзиночки с печеньем, бисквитами, суха­рями, тартинками, вазочки с вареньем, медом, масло в хрустальной масленице, сливки в молочнике. Самоварный столик пододвигали к обеденному, а если собиралось немного народа, самовар устанавлива­ли прямо на столе, на металлическом подносе. В богатых домах, со­гласно «Полной хозяйственной книге», «если много гостей, то чай раз­ливают в другой комнате, и служитель подает». Иногда вместо самова­ра на столе ставилась бульотка.

Еще в первой половине XIX века был заведен обычай, по которому чай из самовара разливала хозяйка дома или ее старшая дочь. Если хо­зяйка разливала чай и занимала гостей, то чашки разносил лакей либо дочери и молодые люди. Удовольствие разливать чай хозяйка могла ус­тупить взрослой дочери, если это была барышня на выданье, чтобы та могла продемонстрировать всем свои умения, грацию и ловкость, необ­ходимые для председательствования за чайным столом.

Литература девятнадцатого века дает подробное описание и семей­ных чаепитий, и чайных вечеров. В поэме Пушкина «Евгений Онегин», энциклопедии русского дворянского быта начала XIX века, есть описа­ние вечернего чаепития.

Смеркалось, на столе, блистая,

Шумел вечерний самовар,

Китайский чайник нагревая,

 Под ним клубился пар.

Разлитый Ольгиной рукою.

По чашкам темного струею

 Уже душистый чай бежал,

И сливки мальчик подавал.

Пить чай с молоком или со сливками - обычай, пришедший в Россию из Англии, где чай с молоком обязательно подавался на завтрак. Чужая традиция прижилась на новом месте, стала «своей», молочники непре­менно входили в состав чайных сервизов. Но россияне несколько пере­иначили английский обычай: в России сначала наливают чай, а потом добавляют молоко, в Англии - наоборот, горячий чай наливают в молоко. Специалисты утверждают, что так правиль­нее. В молоке жир находится в виде шариков в тончайшей оболочке, а кипяток эту оболочку разрушает, что ведет к улучшению вкуса.

Национальной русской чертой в мире счита­ется чай с лимоном. Мода на лимон появилась в середине XIX века. Существуют разные тому объяснения, например: в это время появились железные дороги и станции, а на станциях - бу­феты с обязательным самоваром и свежим чаем для пассажиров, вышедших размяться и пере­кусить. Но не всегда буфетчики, особенно ле­том, могли предложить свежее молоко и сливки. Вот кто-то и отважился - подал к чаю ломтик лимона. Русское чаепитие подразумевало не только чай, но еще еду и сладости. Продукты, сопровождающие чай, были самыми разнооб­разными: сахар, молоко, сливки, варенье, хлебные и кондитерские изделия. Особенно любили дворяне пить чай с вареньем. Иност­ранцы с восторгом отзывались о вкусе русско­го варенья. Служивший в рядах наполеоновской армии генерал Дедем писал о своем пребывании в России в 1812 году: «Я ел на ужин варенье, которое было превосходно; судя по запасам, кото­рые мы находили везде, в особенности в Москве, надо полагать, что рус­ские помещики истребляют варенье в огромном количестве».

В Европе чаепитие обставлялось гораздо скромнее. П. Смирнов при­водит рассказ князя Александра Шаховского о его знакомстве с Гете в мюнхенской гостинице в 1802 году. Знаменитый немецкий поэт пригла­сил князя вечером прийти к нему на чай. «Настал вечер, и после размена разных учтивостей,  относящихся к обоим лицам, они вскоре познакомились и занялись толкованием о ли­тературе германской, а в особенно­сти русской. Среди разговора им подан был в самом деле чай,  но без обычных наших кренделей и бу­лок. Князь, имея обыкновение пить чай с чем-нибудь сдобным, без церемоний позвал человека и велел ему принести несколько бу­тербродов или чего-нибудь в этом роде. Приказ был исполнен: вечер прошел и кончился очень приятно, но каково было удивление князя Шаховского, когда утром ему пода­ли счет, в котором было исчислено все съеденное им в гостинице, ибо Гете отказался от платежа, отзыва­ясь, что он князя звал на чай, а не на требованные им бутерброды».

Место хозяйки - за самоваром, место хозяина - возле графинчиков и бутылочек с ромом, ликера­ми, коньяком. Пить чай с «адвокатцем» - ромом, коньяком, так как эти напитки развязывают языки, - было в обычае русских дворян. В офицерской среде чай с ромом на­зывали «с позолотой». Кстати, обы­чай этот был известен в России еще в XVIII веке. Сохранился анек­дот того времени, как известный Иван Иванович Шувалов (фаворит императрицы Елизаветы) угощал поэта Баркова чаем с ромом. Бар­ков, любитель выпить, постоянно подливал в чай ром, и так «усидел» всю бутылку. Шувалов, желая по­шутить, предложил ему еще чаю. Барков, поблагодарив, опрокинул стакан на блюдце и отказался: «Из­вините, Ваше превосходительство, ибо я более одного стакана никогда не употребляю».

Чаепитие по-русски отличалось не только сортом и качеством ис­пользуемого чая. Оригиналы в Рос­сии пили чай с гвоздикой на япон­ский манер, и по-китайски с цвета­ми, и зеленый чай, как пьют насто­ящие американцы. Однако пить русский чай означало пить чай за­варенный (англичане, как замеча­ет Гончаров, «варят его по своему обыкновению, как капусту») и с са­харом - для иностранца русский чай «какой-то приторный напи­ток». Дюма-отец, автор кулинарно­го словаря, писал: "Лучший чай пьют в Санкт-Петербурге и в целом по всей России», и объяснял это тем, что чай чрезвычайно страдает от длительных морских перевозок и из всех европейских стран только Россия может ввозить чай по суше прямо из Китая. В это время основным по­ставщиком чая был именно Китай, где чай был известен с доис­торических времен. В Индию же и на Цей­лон чай был завезен только в 1865 году. «Обычаи странны в России, так что иност­ранцы находят их необычайно шокирующи­ми, когда впервые встречают», - писал в своем словаре Дюма. Так, например, он на­ходит удивительным, что -мужчины пьют чай из стаканов, тогда как женщины исполь­зуют чашки китайско­го фарфора».                                                                                                          

Хороший тон ре­комендовал пить чай не спеша; дуть на чай, чтобы он остыл, почиталось невежеством. Обыч­но близкие люди или родственники выпивали по три чашки - пить мно­го чаю в гостях также считалось неприличным. Желая показать радуш­ной хозяйке, что вторая или третья чашка будет лишней, гость переворачивал чашку на блюдце или накрывал ее блюдцем. В 1820-х го­дах в русском дворянском обществе этот обычай сменился другим, ев­ропейским: в чашку стали класть ложечку, если чаю больше не хоте­лось. По-прежнему переворачивали чашки только в провинции и в среде мелкопоместных дворян.

Во второй половине XIX века традиции дворянского чаепития офор­мились в строгие правила, которые необходимо было знать каждому светскому человеку. Из книги «Хороший тон» (СПб., 1881 г.): «Приглаше­ние на чай есть приглашение в собрание, меньшее числом гостей и со­пряженное с меньшими издержками, чем обед или бал... Присутствую­щие проводят вечер в интересной, оживленной беседе. Дамы могут за­няться вышивкой, вязанием, мужчины устраивают партию в карты, а молодежь музицирует». Дамам рекомендовалось надевать закрытые бархатные или шелковые платья с кружевными воротничками и перчатками. С конца XVIII века приглашение на чай стало равнозначно во­обще приглашению в гости, и распространилось оно как бы сверху вниз: из дворянской среды постепенно перешло в купеческую и чинов­ничью, а затем в простонародную.

 Самовар в крестьянских избах

К середине XIX века самовар можно было найти уже и в избе богатого крестьянина. Подтверждением тому служит эпизод из романа Л. Н. Толстого «Анна Каренина». Левин «на половине дороги» остановился «у богатого мужика». «Чисто одетая молодайка» предложила ему поставить самовар. Левин согласился. «Самовар загудел в трубе: рабочие и семейные, убравшись с лошадьми, пошли обедать. Левин, достав из коляски свою провизию, пригласил с собой старика напиться чаю». 
Беднейшее крестьянство и в XIX веке обходилось деревянной и керамической посудой, а медная посуда долгое время была для бедняков непозволительной роскошью. Народная поговорка так передавала крайнюю степень нищеты: «Медной посуды - крест да пуговица: рогатой скотины -таракан да жуколица». Медная посуда, а уж тем более самовар, был признаком более высокого социального статуса, зажиточности хозяев. 
чистка-меди-и-бронзы-300x226.jpg

 В деревнях самовары передавались по наследству, из поколения в поколение. «Фабричные» самовары были дороги, поэтому в крестьянских избах чаще всего встречались самовары кустарного производства, самой простой формы - банки. Этот символ русского быта долго служил мерой достатка в семье. 

С самых древних времен на Руси заваривали и пили травяной зеленый чай. Чай - это заварка, не обязательно лист. В деревнях неоткуда было взяться привычному для нас китайскому или индийскому чаю: заваривали зверобой, липу, чабрец, мяту, заваривали фрукты. Подобный чай не только несет в себе особый аромат, но еще и обладает некоторыми профилактическими свойствами. Особенностью народного чаепития было пить чай с «угрызением». «Угрызали» кусочки колотого сахара, а точнее, посасывали его, потому что разгрызть такой твердый сахар было чревато поломкой зубов. Кололи сахар сахарными щипцами, разбивая куски «сахарной головы» на мелкие части. Сахарная голова (конус из сваренного по особой технологии сахарного песка), весом от 0,405 г до 16 кг, продавалась обернутой в синюю бумагу. Ее можно было приобрести целиком и дома разбить на куски, а чаще заказывали приказчику в магазине нарубить сахарную голову на определенный вес. 
ws-953_541_480_85.jpgПить чай несладкий, посасывая кусочек сахару, было более экономно, так как твердый и плотный кусочек колотого сахара медленно таял во рту. Этот способ еще называли «вприкуску», в отличие от «внакладку», когда сахар клали в стакан с чаем. Еще более экономичным было чаепитие "вприглядку» - для самых бедных, когда один-единственный на всех кусочек сахару лежал в центре стола на блюдечке и только своим видом «подслащивал» убогий чай. В бедных семьях чаще всего пили так называемый пустой чай. Пустым, как правило, был и сам стол. 


Самовары России. Популярная энциклопедия.- М.: ООО «Хобби Пресс», 2009.-304 с., ил. Текст и иллюстрации: Л.В. Бритенкова, Н.В. Григорьева, С.П. Калиничев, 2009

Генеральный директор С. Б. Бажора

Руководитель проекта К. Б. Харченко

Составление и подготовка текста:

Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев

Научный консультант С. П. Калиничев

Редактор В. И. Грушецкий

Фото: Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев, М. В. Мичков и др.

Верстка, макет, дизайн Н. В. Григорьевой