Гильдия мастеров Тулы
0
Корзина
Виды самоваров и их устройство

Знаменитые и редкие самовары

Фасоны самоваров

Самовары-аристократы

На протяжении всей истории развития само­вара его внешний вид и художественное офор­мление изменялись в соответствии с колебани­ями общественного вкуса. До середины XIX века чаепитие распространялось преимуще­ственно в дворянских кругах, для остального населения чай оставался по-прежнему доро­гим и малоизвестным напитком, поэтому и формы самоваров отражают прежде всего вку­сы образованных, аристократических слоев общества.

купчиха-с-самоваром.jpg

купмиха-на-балконе.jpg  

В XVIII веке самовар уже имел все те отли­чительные черты и конструктивно-функцио­нальные особенности, необходимые для на­гревания воды, которые привычны нам и сейчас - это наличие трубы-жаровни в виде кувшина, впаянного в корпус самовара, поддувала, поддона, крана, ручек с держа­телями, конфорки, крышки, колпачка-заглушки. При этом первые самоварные формы повторяли традиционный облик русской медной посу­ды - братины, чаши, часто использовали форму бочонка.

В первый период своего существования самовар использовал­ся только в высшем слое русского общества - дворянс­ком. Обусловлено это было тем, что чай появился в России лишь в начале XVII века, а обычаи чаепи­тия сложились только к середине XVIII столетия.

Формы самоваров второй поло­вины XVIII века уже тяготеют к вертикальному построению даже в тех случаях, когда мастер по-прежнему находится под обаяни­ем традиционных форм русской посуды. Ощутимее становится своеобразие его конструкции, от­дельные части которой уже обыгрываются декоративно.

самовар-вазой.jpg

самовар4.jpg  

Сохранившиеся самовары 1740 - 1760-х годов состояли из двух частей: шарообразного съем­ного тулова, внутри которого была впаяна конусовидная труба, слу­жившая для тяги, и стационарной подставки-поддона с ножкой, на которой крепилась жаровня для углей в виде невысокого цилиндра с многочисленными отверстиями на стенках. На тулове крепились подвижные ручки-вертлюги. Эти первые само­вары и внешне, и по своему устройству были похожи на ан­глийские так  называемые «чайные урны» или «чайные сосу­ды», служившие для кипячения воды и бытовавшие в Англии в 1740 - 1770-е годы.

Наряду с самоварами-чайниками во второй половине XVIII века делали и самовары-кухни в виде глубоких чаш на ножках с трубой в центре, отличительным признаком которых были внутренние перегородки, позволявшие не только кипятить воду, но и готовить различную пищу. Иногда отделение, предназначенное для кипячения воды, имело кран. Сваренные кушанья доставали из «кухни» особыми черпачками. Сверху самовар-кухня закрывалась общей крышкой, но часто каждое отделение имело, кроме того, еще отдельную крышку. Подобные самовары были очень удобны и долго сохранялись в быту, особенно в про­винциальных городах.
Требования к самовару как к дворянской столовой посу­де были весьма высоки. Он обязательно должен быть нарядным и естественно входить в обстановку жилища. Как предмет быта, он был связан стилистичес­ки с интерьером, который, в свою очередь, следовал стилистичес­ким изменения в архитектуре, а в архитектуре в XVIII веке господ­ствовал классицизм. Основными принципами его были ориентация на античное искусство, строгая ясность форм. В это время само­варам придавались формы, напо­минающие амфоры или античные урны, яйцевидной формы с углуб­ленным поясом в средней части тулова и ложчатым низом. Форма этих самоваров перекликается с формами фонтанов для вина. В это же время самовары начали де­корировать.

 

 

самовар8.jpg

Тулово расчеканивалось также орнаментом из изящных мелких завитков, украшалось изображе­ниями цветочных гирлянд, на­кладками из листьев и маскаронов (масок), поясками рас­тительного или геометрического орнамента.
Излюбленные декоративные элементы - пальметты, аканты1 - можно ви­деть на многих самоварах первой тульской фабрики Лиси­цыных. Использование форм античной амфоры, четкий ли­нейный контур тулова, изысканные линии петлеобразных, вытянутых ручек, благородная простота накладных орна­ментов выдвигают такие самовары в ряд прекрасных об­разцов декоративно-прикладного искусства.

На рубеже XVIII и XIX столетий в моду снова входят са­мовары, связанные формой с устоявшимися образцами бытовых вещей из меди и дерева. Это четы­рех-, шести- и вось­мигранные самовары, самовары в виде бо­чонка, самовары со съемными ножками, так называемые «до­рожные». Тулово са­мовара этой формы, обязательно с рельеф­ными кольцеобразны­ми выступами, ими­тирующими обручи, располагалось в гори­зонтальном положе­нии; кран часто был выполнен в виде фи­гурки рыбки; ручки, как правило, вислые, на шарнирах - весь общий облик напоми­нал бочонок на высоком поддоне с ножками. Самовары начала XIX в. отличаются необычной формой (самовар-«бочонок», самовар-«кух-ня» в форме древнерусской брати­ны, самовар дорожный «Теремок»). Самовары такой формы пользова­лись особой популярностью среди офицеров русской армии, с обозами которой они впоследствии попали в завоеванный Париж. Именно тогда многие жители центральных евро­пейских стран смогли познако­миться с русским самоваром, удив­ляясь простоте его устройства и удобству в использовании.

Самовары подобных форм изго­товляли в Туле на фабрике Назара Лисицина, в 1810-1820-е годы - на лакировальной фабрике в Петер­бурге и в других местах.

 
самовар-рюмкой.jpg
самовар-бочёнок.jpg

самовар7.jpg  

В начале XIX столетия спрос на самовары был уже столь велик, что, помимо ранее суще­ствовавших центров - Урала, Тулы, Москвы, -возникли новые фабрики и мастерские в дру­гих городах. Изготовлением самоваров зани­мались и мастерские по производству золотых и серебряных изделий. В эти годы воспроиз­водятся ампирные образцы самоваров, для которых свойственны благородство линий и изящество отделки. Для этого периода харак­терно не только удивительное разнообразие форм (ампирные вазы, бочонки, колонны с каннелюрами), но и известная дифференциа­ция самоваров по их назначению. Помимо обычных самоваров, делались самовары-ко­фейники, дорожные самовары, бульотки, предназначенные для сохранения температу­ры воды. 

Последний этап развития классицизма - ампир (от фр. empire «империя») - сложился в первой трети XIX века. Русский ампир, отразивший нацио­нальный подъем времен Отече­ственной войны 1812 года, был проникнут идеями патриотичес­кой гордости и воинской славы. Для него было характерно сочета­ние торжественной приподнятос­ти образа, геометрических пра­вильных форм и великолепия декора.
самовары-аксессуары.jpg

самоварные-аксессуары2.jpg 
формы-подносов.jpg
С 1830-х годов в общем разви­тии русского искусства наступил новый этап, характеризуемый поисками нового стиля. Наряду с произведениями классицизма появлялись и другие, в которых прослеживалось обращение к ис­торическим стилям. Это явление получило название эклектики или историзма. Самовары этого периода создавались, в основ­ном, в стиле неогрек. Популярной формой стала форма античного сосуда - кратера. Форма эта была позаимствована у фарфоро­вых ваз, в большом количестве выпускав­шихся в это время Императорским фарфоро­вым заводом. Сходство с чашей-кратером усиливалось низкой шейкой, как правило, глухой, без решетки. Декорировались такие самовары чрезвычайно скупо: лишь репеёк и место крепления ручек к тулову украшались накладками с рисунком, напоминающим акант. В это время ручки изготавливались без деревянных валиков-держаков, металли­ческая фигурная накладка соединяла  крюки ручек. Одной из возможностей усилить деко­ративность самовара, избегая использова­ния чисто украшательных деталей, было гра­нение стенки.

К 1840-м годам приходит мода на так назы­ваемое «второе рококо», для которого характер­на богатая пышная орнаментация. Основание, ручки, верх тулова и кран оформлялись бордю­рами из стилизованных затейливых расти­тельных завитков и цветов.

К середине XIX века входит в моду «неогреческий» стиль. Самовар приобретает форму кратера - греческого сосуда для смешивания вина, которая встречается в фарфоровых, хру­стальных, каменных вазах. Эту форму заим­ствовал и самовар.


Люди побогаче за­казывали самовары с пышными элемента­ми в различных худо­жественных стилях. Необычной могла быть и форма самого тулова. Были образцы в виде античной вазы, урны, бочонка или даже петуха, по­росенка. Сам корпус отчеканивался из серебра, мельхиора или латуни ложчатым или рокайльным орнамен­том и декорировался цветочными гирлян­дами, накладками из листьев и т.п. Самовар с богатым орна­ментом уже не вос­принимался как бытовая вещь, а ста­новился высокохудо­жественным произве­дением искусства, атрибутом роскоши в богатом доме. Естественно, такой самовар был оригинальным изделием и становился главной гордостью заказчика. Под него уже полностью подбиралась сервировка, а иногда даже менял­ся и интерьер, создавались специальные чай­ные комнаты. 
Как отмечал декабрист Н. А. Бестужев, извес­тный писатель, историк, экономист и живопи­сец, самовар заменял в России камины, около которых во Франции и Англии собирались круж­ки. В самом деле, самовар стал одним из отличительных признаков русской культуры, как бы эмблемой русской национальности. 
самовар.jpg
Даже Петр Вели­кий, активно вне­дрявший в русский быт кофе, имел соб­ственный самовар, вырезанный из про­зрачного кварца. Он и поныне хранится в Оружейной палате Московского Кремля. В 1770 году Екате­рина II прислала в по­дарок грузинскому царю Ираклию II са­мовар с чайным сер­визом.

В Мемориальной избе в Филях хранит­ся самовар-бочонок великого русского полководца М. И. Ку­тузова, сопровождав­ший в обозе генерал-фельдмаршала во всех его походах.

Зачастую самова­ры изготавливали по эскизу художника на заказ, для них отли­вали специальные чугунные оправки.

самовар3.jpg   
Задумывались такие самовары очень наряд­но, стоили баснословно дорого и выпускались в небольших количествах. Таким заказным самоваром был «Петух», эскиз для которого, как считается, разработал художник В. М. Васнецов. Самовар предназначался для пока­за на Всемирной промышленной выставке и Вене в 1873 году. Он и вправду был похож на сказочного петушка: ножки - курьи лапки, ручки напоминают растопыренные кры­лья, кран имитирует петушиную голову с клювом и кудрявым гребешком. 
На высокой трубе безымянный мастер вычеканил надпись - «Самовар, что море Соловецкое. Пьют из него за здоровье мо­лодецкое», а на кон­форке вывел славянс­кой вязью: «Без соли, без хлеба плохая бесе­да» и «Самовар кипит, уходить не велит». За­печатлена на нем и еще одна «петушиная мудрость»: «Где есть чай, там и под елью рай». 
На выставке в Вене «Петух» получил золотую медаль. Вернувшись из триум­фальной загранич­ной поездки. он долгое "время нахо­дился у одного зажи­точного московского купца, который очень гордился своим удачным приобретени­ем. После октябрьского переворота самовар куда-то пропал и объявился только в 1925 году на Сухаревском рынке. Помятый, с позе­леневшими стенками, он был так жалок, что на него никто не обратил внимание. Московс­кая актриса Е. Г. Андреева заметила былого медалиста и купила для своей коллекции старинных вещей. Ныне «Петух», возрожден­ный после реставра­ции, находится в фон­дах Русского музея.

В немногих част­ных коллекциях встречаются необыч­ные самовары «Паро­возики», такие модели на заказ делали в Пе­тербурге. Собственно, это были уже не само­вары, а бульотки - сосуды для кипячения воды с помощью спиртовой горелки.

Не всегда ориги­нальные штучные са­мовары могли удивить мир, не всегда они по­падали на выставки. В экспозиции музея «Тульские самовары» есть чудо-самовар, ко­торый был изготовлен в единственном экзем­пляре, что называется, «про себя». Он похож на старинный русский те­рем, только не из дере­ва, а из латуни и меди. На фигурных ножках в виде солдат русской армии середины XV11I века, с ажурным мед­ным кружевом, укра­шающим свесы кры­ши, с необычным краном (это рука одного из солдат, вытянутая вперед), он готов по­спорить с любым выставочным медалис­том.

Изготавливали на фабриках и подарочные варианты самоваров специаль­но в дар для какого-либо высокого лица. В таких случаях разрабатывали отдель­но новую модель, с изящной и нарядной отделкой, как это было с самоваром для Александра I. изготовленным на фабри­ке братьев Черниковых в 1818 году. Ма­териалом был выбран томпак (сплав меди и цинка, по цвету напоминающий золото), бронзовые накладные элементы в виде львиных голов, доспехов и лавро­вых венков, были вызолочены. Кран в форме головы хищной птицы, фигурка играющего на лютне ангела на колпач­ке-заглушке, львиные лапы-ножки - все как нельзя более полно воплощало тор­жественное настроение общества после победы 1812 года. Те­перь этот самовар хранится в музее Московского Кремля. Иногда использо­вали уже существую­щий фасон, но допол­няли его гравировкой. Именно так поступи­ли наследники Васи­лия Баташева. когда в 1909 году готовили подарочные самова­ры для семьи Николая II: для великих кня­жон и цесаревича взя­ли модели из прейску­ранта фабрики, предлагаемые на за­каз и изготавливае­мые мелкими серия­ми, а для самого императора изготови­ли самовар по новому образцу. самовар2.jpg
Иногда модели са­моваров, выпущен­ных, например, для выставки, повторяли затем как подарочные варианты, дополнительно ук­рашая их гравированными монограммами или вензелями. Братья Баташевы, Василий и Алек­сандр Степановичи, самовар «Флорентийская ваза», показанный на выставке 1870 года в Пе­тербурге, затем подарили Александру II, а изоб­ражение этой модели самовара поместили на обложку своего прейскуранта, предлагая ее всем желающим на заказ.

Практика повторения эксклюзивных пода­рочных вариантов на заказ для любого состо­ятельного клиента, пожелавшего иметь такой же самовар, как «у государя-императора», была достаточно распространена. Было бы глупо не использовать красивую удачную модель, имея го­товые гранные формы, специально отлитые оправки и ма­стеров, способных повторить данное изделие. Конечно, абсолютно точно модель не копировали; большая доля ручного труда, индивидуальный стиль мастера вносили некоторые отличия. Использовали в основном форму кор­пуса, основные элементы отделки, но мелкие детали прак­тически не повторялись.

В 1896 году на празднование коронации Николая II на­следники Василия Баташева приготовили подарок - само­вар-вазу на трех витых, с растительным орнаментом, нож­ках, украшенный чеканным и накладным орнаментом из виноградных лоз и листьев. Четыре овальных вогнутых ме­дальона украшали корпус, на одном из них стояла моно­грамма «НА в обрамлении венков, императорская корона венчала изображение. Отдельные фрагменты корпуса были вызолочены. (В на­стоящее время само­вар находится в фон­дах Государственного музея Эрмитаж.) В качестве рекламы из­делий фабрики изоб­ражение этого само­вара наследники размещали в своих прейскурантах и рек­ламных листках.

При посещении Тулы государем-им­ператором Николаем 11 и 1909 году самова­ры фабрики «Товари­щество паровой са­моварной фабрики наследников Васи­лия Степановича Баташева в Туле» были выбраны для препод­несения в дар авгус­тейшей фамилии.

На право изгото­вить подарок импера­торскому семейству претендовали и дру­гие фабриканты: бра­тья Шемарины. по­явившиеся на рынке в самом конце XIX века, также подали проше­ние о разрешении преподнести цесарев­нам и наследнику са­мовары с приборами работы их фабрики. Канцелярия двора им­ператрицы Александ­ры Федоровны (супру­ги Николая II) склонялась первоначально к выбору Шемариных. Для этого были веские аргумен­ты - в Туле у Шемариных работало 2 круп­ных фабрики. и сравнительно молодое предприятие уже ус­пело заслужить нема­ло наград на различ­ных выставках.

Но более престиж­ные награды фабрики наследников В. С. Баташева перевесили награды молодых конкурентов, и подар­ки изготовили именно наследники Василия Баташева. Теперь -царские- само­вары хранятся в музее «Тульские самовары» в городе Туле. Самовары, подаренные Великим княжнам и цесаревичу, принадлежали к типу «детских», объем их не превышал 1* 2 стаканов воды, но пользоваться ими было можно, рас­тапливая лучинками и веточками. Это были самовары-иг­рушки для детей состоятельных родителей.

К каждому самовару прилагался поднос, а к самовару для цесаревича - еще и маленькая полоскательная чаша. У каждого самовара был свой фасон, но материал и раз­мер у всех одинаков - это никелированная латунь, 0,125 литра. Для Великой княжны Ольги, самовар был изготовлен в форме «вазы» с круглыми выпуклыми медальонами и рельефом в виде листьев; для высокой и стройной Татья­ны - изящная стройная «рюмка» с вертикальными ручка­ми; для Марии - самовар -ваза» с широким вогнутым медальоном-«зеркалом»: для младшей Анастасии - самовар «шар» на трех витых ножках; для наследника Алексея - са­мовар, похожий на греческую амфору с конфоркой в виде короны. На каждом из самоваров стояло клеймо – «Товари­щество наследников Василия Степановича Баташева», на самоварчике наследника - еще и надпись «На память из Тулы 1909».

Самовары России. Популярная энциклопедия.- М.: ООО «Хобби Пресс», 2009.-304 с., ил. Текст и иллюстрации: Л.В. Бритенкова, Н.В. Григорьева, С.П. Калиничев, 2009

Генеральный директор С. Б. Бажора

Руководитель проекта К. Б. Харченко

Составление и подготовка текста:

Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев

Научный консультант С. П. Калиничев

Редактор В. И. Грушецкий

Фото: Л. В. Бритенкова, Н. В. Григорьева, С. П. Калиничев, М. В. Мичков и др.

Верстка, макет, дизайн Н. В. Григорьевой